Красноярский мечтатель (Дмитрий Миндиашвили)

15.05.2006 | Новости ФСБР RSS

Красноярский мечтатель (Дмитрий Миндиашвили)

Школа высшего спортивного мастерства по вольной борьбе в Красноярске. Создана в 1973 году по инициативе Дмитрия Миндиашвили. За 30 с лишним лет работы более 600 выпускников ШВСМ стали мастерами спорта, а пять - олимпийскими чемпионами. Это -Иван Ярыгин (1972, 1976 годы), Алексей Шумаков (1976), Бувайсар Сайтиев (1996, 2004), Адам Сайтиев (2000), Сагид Муртазалиев (2000). 10 выпускников ШВСМ получили звания заслуженных тренеров СССР, 40 – заслуженных тренеров России.


В школе – шум, в школе – пыль столбом. В самом разгаре капитальный ремонт - первый с момента официального открытия. Гостеприимный хозяин, Дмитрий Георгиевич Миндиашвили встречает с с засученными рукавами. Сразу ведет в зал. Особая гордость – потолок с вмонтированными осветительными приборами. Уникальная технология, полёт фантазии архитектора Виталия Орехова, который в соавторстве с Борисом Муравьёвым много лет назад разрабатывал проект школы. Сейчас же курирует капитальный ремонт своего проекта.

- Осталось немного: первый этаж, залы, раздевалки, холл, подсобки, - перечисляет Миндиашвили, поудобнее усаживаясь к столу медсестры. Медицинский кабинет, похоже, вызывает у директора чувство умиротворения. Показатели тонометра для его семидесяти с лишним годов - обзавидуешься. Вот теперь можно и поговорить. Дмитрий Георгиевич располагается в директорском кресле.

Проситель

Миндиашвили говорит, что научился «правильно» ходить к руководителям высокого ранга. «Главное – не жаловаться на жизнь, ничего не клянчить».
На месте, где сейчас стоит здание школы, раньше были частные дворики и огороды с грядками, коровами, курами. Семьдесят дворов – деревня, ни дать ни взять. Миндиашвили смеется, вспоминая, как ходил в каждый двор, уговаривая жильцов согласиться переехать. А они его иначе, как «проклятый грузин», и не называли. Но хорошо хоть, руководители города не подвели, выделили всем благоустроенные квартиры на соседней улице.
- У нас странная ситуация была в те годы, - рассказывает Дмитрий Георгиевич. - Иван Ярыгин уже стал олимпийским чемпионом, а места для тренировок все не было и не было. Ходили в маленький зал в подтрибунном помещении стадиона вместе с боксерами, гимнастами. Представьте, на бумаге школа существует, а здания нет! Такие доводы я готовил перед походом к руководству.
Миндиашвили называет себя «профессиональным просителем». Перед такими встречами обычно продумывает все до мелочей. Было так и в тот раз, когда он вместе с Иваном Ярыгиным и председателем крайспорткомитета Николаем Валовым впервые отправились за «школой». Правда, у Николая Татарчука, председателя краевого облисполкома, в тот момент голова болела о другом.

Психолог

На строительство школы требовались 80 тысяч рублей. По советским меркам деньги - огромные. Татарчук ходоков принял, выслушал, но сказал, что не факир, денег из рукава достать не в состоянии и вообще – у него в Хакассии дохнут куры. Миндиашвили когда-то сам работал чабаном, и прекрасно знал: скотина дохнет только у плохих хозяев. О чём и заявил открыто. На этом аудиенция была закончена, а Миндиашвили понял, что надо "забираться выше».
В те годы Красноярский край возглавлял Павел Федирко – человек суровый, не терпящий бездельников и возражений. Миндиашвили с Ярыгиным собрали для наглядности все завоёванные медали в коробку и отправились к «самому». Чем навели переполох среди инструкторов отдела пропаганды. Перебивая друг друга, они инструктировали, о чём говорить можно, а о чем - нельзя ни в коем случае.
- Заходим в кабинет, а нам на встречу выходит крупный, почти двухметрового роста мужчина с суровым лицом, - вспоминает Миндиашвили. - Расслабились только, когда он чуть улыбнулся. Иван рассказывал о победах, показывал медали. Когда Федирко спросил, какие у нас есть проблемы, мы поняли: настал наш час. Психологически очень тонко все рассчитав, рассказал, как важно для нас построить школу, как это повлияет на развитие борьбы в крае и т.д. Когда закончил, Федирко помолчал. А затем сказал: идея хорошая, на первых порах наверняка понадобятся деньги - и вызвал того самого Татарчука, который нам уже отказал. Вместо восьмидесяти тысяч на школу выделили все сто.

Фантазер

Началось строительство. Спортсмены принимали в нем самое непосредственное участие: разгребали мусор, готовили землю, при том, что тренировки не останавливались ни на один день. Сдали первую очередь, но тут на страну обрушилась перестройка. В Красноярск с визитом прибыл Горбачёв. По его мнению, в первую очередь необходимо было строить более важные социальные объекты – например, роддом. Строительство  спортшколы «заморозили», как будто спорт к решению социальных задач не имеет никакого отношения. Миндиашвили вновь пошел по кабинетам. На последнем издыхании советской власти, в 1991 году, здание все-таки успели достроить. Какими силами, трудами и нервами – знает только он и люди, которые были рядом.
Сейчас ШВСМ им. Д.Г. Миндиашвили – полноценный спортивный комплекс. С прекрасной командой тренеров и специалистов, насчитывающей более двухсот человек, с великолепным медицинским центром, где лучшие врачи занимаются лечением сложных заболеваний и восстановлением после нагрузок. При ШВСМ действует филиал Центра спортивной подготовки сборных команд Федерального агентства по физической культуре и спорту России (Росспорта). По словам губернатора края Александра Хлопонина и главы Росспорта Вячеслава Фетисова, вскоре школа станет региональным центром по подготовке спортсменов высокого уровня.
- Знаете, я фантазёр, - почти кокетничает Миндиашвили. - Мечтал о школе – построили. Мечтал, о вузе, который бы готовил для нас высокопрофессиональные кадры, – открыли в 1997 году Институт спортивных единоборств имени Ивана Ярыгина. При институте есть аспирантура и совет по защите кандидатских и докторских диссертаций. Всё своё!

Блаженный

- Как, спрашиваете, удалось получить в Красноярске соревнования по большой борьбе? Да разве скажешь в двух словах! Записывайте в деталях. Для начала в самом начале 80-х годов решили провести матчевую встречу между командами СССР и США. Дело было уже практически на мази, но в последний момент в Москве вспомнили, что город-то у нас – закрытый для иностранцев. Мы не стали сдаваться и перенесли турнир в столицу Хакасии, в Абакан. Всё прошло замечательно, сборную представляла команда Красноярского края, американцев мы победили 6-4. А когда всё закончилось, подумали: хорошо было бы в Сибири проводить свой традиционный турнир, приглашая спортсменов из других стран. А так как авторитет Ивана Ярыгина среди борцов в мире очень высок, то и назвать соответствующе. Иван, конечно, долго сопротивлялся, но в конце концов понял: так надо. Первый турнир на призы Ярыгина мы провели в 1990 году опять в Абакане, так как Красноярск по-прежнему оставался закрытым городом. И только через год, когда сняли запрет на въезд иностранцев, турнир переехал в Красноярск.
Дмитрий Георгиевич откидывается в кресле.
- Боялись только одного – опозориться. Хотя много ездили по миру и прекрасно знали, как и в каких условиях живут и выступают спортсмены. Что знали иностранцы о Сибири? Только то, что холодно и медведи ходят по улицам. Приезжало несколько комиссий, всё подвергалось тщательному осмотру. В результате уже 15 лет турнир имени Ивана Ярыгина проходит в Красноярске. Почти сразу его стали называть неофициальным чемпионатом мира - за высочайший уровень организации и всегда фантастически сильный состав участников. Из уважения к Ивану Сергеевичу к нам всегда приезжали все сильнейшие борцы. Но когда вы пошли дальше, предложив провести на берегах Енисея в 1997 году чемпионат мира по борьбе многие, знаю, крутили пальцем у виска. На меня смотрели как на какого-то блаженного. А я не видел препятствий, которые могли бы помешать нам провести лучший чемпионат мира в истории. И провели! Сказать, что чемпионат мира был организован хорошо - не сказать ничего. Да и город похорошел. Отремонтировали дороги, аэропорт, мост, гостиницы, дворец спорта. А самое главное, все иностранцы поняли, что разговоры о нашей сибирской дремучести – полная ерунда.

Еще один фантазер и оптимист

Сейчас в Красноярске, кроме турнира престижнейшей серии Golden Grand Prix, проходит турнир для юношей на призы Бувайсара Сайтиева, ещё одного звёздного воспитанника ШВСМ им. Д.Г. Миндиашвили.
- Бувайсар, как и я, фантазёр и оптимист, - говорит Миндиашвили. - Любит борьбу, любит ребятишек. Он сначала тоже немного сомневался. И зря! Всё очень хорошо получилось. Всего за полтора месяца объявили о турнире, а приехали 350 участников! Думаю, что следующий турнир получится ещё лучше. К тому же, есть планы сделать его международным. Для мальчишек имя Бувайсара очень много значит. Наверное то же, что для более старшего поколения имя Ивана Ярыгина.
Миндиашвили уже за 70. Но он и не собирается уходить на покой. Еще чего! Да и как можно уходить из родного дома? Все мальчишки - как дети. За столько лет распались всего четыре семьи бывших выпускников. Среди детей учеников Миндиашвили растут пятнадцать Дмитриев, названных в честь тренера! А сейчас в ШВСМ подрастают два русских богатыря, Юра Белоновский и Кирилл Готовцев, которым по семнадцать.
- Если будут слушаться своего тренера, оба обязательно станут олимпийскими чемпионами, - пообещал Миндиашвили. Он делает все, что обещает.

Текст: Инна Воронина




Чемпионат Европы-2020
Борьбу в школу
Чемпион клуб
        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru