5 вопросов о развитии вольной борьбы

15.05.2006 | Новости ФСБР RSS

5 вопросов о развитии вольной борьбы

Вольная борьба сейчас - самый благополучный сектор российских единоборств. В семи весовых категориях на Олимпийских играх 2004 года в Афинах ребята выиграли три золотые медали, а на чемпионате мира 2005 года в Будапеште – четыре. На чемпионате Европы в Москве главный тренер сборной России Дзамболат Тедеев поставил еще более крутую задачу – победить в пяти категориях. И это никого не удивило: из семи членов команды четверо побеждали на Олимпийских играх, шестеро - на чемпионатах мира. Сборная ни одной страны Европе и даже мира не может похвастаться таким звездным составом! Но, как известно, у вершины есть оборотная сторона – скорое начало спуска. «ЧемпионКлуб» решил сыграть на опережение, и за два года до Олимпийских игра в Пекине задал пять прямых вопросов людям, от которых зависит нынешнее состояние и будущие перспективы вольной борьбы в России.

Не в бровь, а в глаз

1. На чемпионате Европы в Москве сборная России по вольной борьбе представлена фактически олимпийским составом образца 2008 года. Сейчас не видно реальных соперников ни Мавлету Батирову и Махачу Муртазалиеву, ни Бувайсару и Адаму Сайтиевым, ни Хаджимураду Гацалову, ни даже Курамагомеду Курамагомедову. Отсутствие жесткой конкуренции, «драки» за места в составе на Игры в Пекине может привести сначала к апатии нынешних вторых-третьих номеров, затем - к расслабленности, самоуспокоенности лидеров, а в итоге - к поражению на Олимпиаде?
2. Сборная России по вольной борьбе сейчас практически на все сто процентов состоит из представителей дагестанской школы, конкурировать с которыми пытаются только спортсмены из Северной Осетии. Какие меры необходимо предпринять для расширения географии вольной борьбы, ее развития в других регионах России?
3. В последнее время получила распространение практика санкционированного переезда российских борцов в другие страны – Турцию, Армению, куда недавно перешли сразу четыре российских «вольника»... Как «экспорт» атлетов приличного уровня скажется на перспективах сборной?
4. Супертяжеловес Курамагомед Курамагомедов уже очень давно не доказывал свою конкурентоспособность на мировом ковре, а молодой Билял Махов, которому сказали много комплиментов, пока не обладает достаточным опытом даже просто выступлений на высшем уровне. Как к Олимпиаде-2008 в сборной России будет решаться проблема супертяжелого веса?
5. В истории отечественной, советской и российской, вольной борьбы всегда были спортсмены, за десятилетия выступлений отметившиеся не только великими достижениями, но еще и форматом личности, харизмой – Александр Медведь, Иван Ярыгин, Бувайсар Сайтиев. Кто-то из наших молодых вольников после Бувайсара Сайтиева готов доминировать на ковре и за его пределами на протяжении многих лет?

Адлан Вараев, чемпион мира, серебряный призер Олимпийских игр, первый вице-президент Федерации спортивной борьбы России, курирующий вольную борьбу:
1. Я не согласен, что в сборной нет жесткой конкуренции за место в составе. Ну, смотрите. Конкуренцию олимпийскому чемпиону Мавлету Батирову в весе до 60 кг составляет чемпион мира прошлого года Алан Дудаев. В весе до 66 кг у чемпиона мира-2005 и призера Олимпиады Махача Муртазалиева два серьезных соперника – чемпион Европы-2002 Заур Ботаев и чемпион мира и Европы-2003 Ирбек Фарниев. В этом весе мы вообще смело может выставлять любого из первой четверки и претендовать за победу. Даже в весе великого Бувайсара Сайтиева появился молодой парень из школы Дмитрия Миндиашвили - Альберт Саритов, который выиграл и турнир  памяти Ивана Ярыгина, и великолепно выступил, не проиграв ни одной схватки, на Кубке мира. В весе до 84 кг на одно место два заслуженных мастера спорта – вернувшийся после травмы олимпийский чемпион Адам Сайтиев и чемпион мира и призер Олимпиады-2004 Сажид Сажидов. Думаю, этого перечисления достаточно.

2. Безусловно, такая проблема есть. Впервые о ней всерьез заговорили после Олимпиады-96 в Атланте. Сейчас ситуация медленно, но верно выправляется. Буквально во время войны вырастают в Чечне свои чемпионы Европы. Поднимается вольная борьба в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Якутии... Скажем, президент Республики Якутия Вячеслав Штыров также является главой местной федерации борьбы и очень много делает для развития нашего вида спорта. Другая тактика – перевод в регионы известных борцов, тренеров, с помощью которых там стимулируется развитие борьбы. Именно так в свое время в Красноярске появилась знаменитая школа борьбы – когда из Грузии приехал Дмитрий Миндиашвили. Еще мы практикуем и всячески приветствуем участие наших борцов в чемпионатах мира среди малых народностей. Это небольшая хитрость с нашей стороны. Региональный руководитель всегда заинтересуется и поможет местному чемпиону мира. Пусть даже и с приставкой «среди малых народностей».

3. Вы правильно отметили: именно «санкционированного» перехода. Это означает, что федерация полностью контролирует процесс. Мы не отдаем потенциальных призеров чемпионатов мира, Европы, Олимпийских игр. От нас уходят, условно говоря, четвертые, пятые, шестые номера. С нашей стороны, это скорее дань уважения к спортсменам, которые своей карьерой заслужили право попробовать себя на уровне сборных. Что будет, если «иммигранты» когда-нибудь перейдут дорогу нашим борцам? Значит, они реализовали потенциал, который в рамках сборной России реализовать не получалось. Можно будет только за них порадоваться.

 4. Все не так трагично. Курамагомед Курамагомедов прогрессирует с каждым стартом. Причем последние изменения в правилах пошли ему только на пользу. Он неплохо выглядел на чемпионате мира, на Суперкубке по вольной борьбе в Дагестане. По своему потенциалу Курамагомедов готов бороться за победу на любых турнирах. Есть и молодой Билял Махов, воспитанник дагестанской школы, ученик Магомеда Гусейнова. На прошлогоднем юниорском чемпионате мира он сначала выиграл в вольной борьбе, а потом занял третье место в греко-римской. Припоминаю только один подобный случай. В 1973 году великий советский борец Леван Тедиашвили уже выиграл чемпионат мира по вольной борьбе, когда тренеры сборной СССР по самбо попросили его заменить травмированного спортсмена. И Тедиашвили, выражаясь по-борцовски, «убил» там всех. Тедиашвили и Махов – мне нравится эта аналогия.

5. Я вижу в роли лидера, «вожака» сборной Хаджимурата Гацалова, потому что знаю его скромность, порядочность, ответственность, уважение к старшим. Перефразируя Маяковского: «Великим спортсменом можешь и не быть, но настоящим человеком быть обязан». Гацалов объединяет в себе качества как великого спортсмена, так и настоящего человека. Уже сейчас, в свои 23 года он – сформировавшаяся личность со своим взглядом на мир. Я уверен, что Хаджимурат будет достойным носителем духа и традиций российской вольной борьбы.

Дзамболат Тедеев, главный тренер сборной России по вольной борьбе:

1. Да, сегодня перечисленные борцы – явные лидеры сборной. Но разве кто-то им может гарантировать сохранение их статуса в ближайшие два года до Олимпиады? За это время может случиться все, что угодно. Появление новых молодых конкурентов, травмы, личные обстоятельства… Ситуация видится мне простой: если любой из членов сборной начнет проигрывать – в команду он не попадет. Каждый из наших лидеров, включая двукратного олимпийского чемпиона Бувайсара Сайтиева, это понимает. Хотите совсем свежий пример? В 2003 году, за год до Олимпиады в весе до 66 кг явным лидером выглядел Ирбек Фарниев, который выиграл и чемпионат Европы, и чемпионат мира. Казалось: железный кандидат. И вдруг за полгода до Олимпиады откуда ни возьмись появляется 19-летний Махач Муртазалиев. Выигрывает ярыгинский турнир, чемпионат Европы, чемпионат страны – и едет на Олимпиаду. И таких примеров множество.

2. Такая проблема действительно существует, и меры по ее решению мы предпринимаем уже сейчас. Последние четыре года федерация под разными предлогами проводит чемпионаты России по вольной борьбе за пределами Северного Кавказа - и в самых разных регионах страны. Один чемпионат прошел в Краснодаре, другой - в Якутии, третий - в Петербурге, в этом году пройдет в Ханты-Мансийске. Это осознанная политика, целью которой является популяризация – возможно, даже несколько искусственная – вольной борьбы в разных регионах России. Быть может, мальчишка, увидевший в деле лучших борцов страны, запишется в секцию, начнет тренироваться, и в итоге станет олимпийским чемпионом. А потом скажет, что для него все началось с одного турнира.

3. Думаю, что никак не скажется. Мы не враги самим себе, не отпускаем первых номеров сборной или молодых атлетов, которые в перспективе могут стать таковыми. Отдаем тех, чей уровень уже достаточно хорошо изучили и поняли, что выше они не прыгнут. К тому же есть и человеческий момент. Человек всю жизнь отдал борьбе, но по причине конкуренции так и не выбился в первые номера. Правильно говорят: чемпионат мира выиграть иногда легче, чем чемпионат России. С нашей стороны будет, мягко говоря, неправильно, если мы не дадим людям шанса хотя бы поучаствовать в чемпионате мира или Олимпийских играх. И мы будем только рады, если у ребят что-то получится в другой стране. Они это заслужили.

4. Во-первых, я бы не стал сбрасывать со счетов и самого Курамагомеда Курамагомедова. Взять хотя бы последний чемпионат мира в Будапеште, к которому он практически не готовился. Уже на первой тренировке повредил колено, целых две недели даже не вставал с кровати. А медаль проиграл за полторы секунды до конца схватки. А во-вторых, Курамагомед не виноват, что у него за спиной в России никого нет! В рамках решения проблемы мы добросовестно возим по международным соревнованиям молодых – Зыкова, Хорпякова, Воронина... Они не выглядят принципиально лучше. Не нравится ситуация в весе до 120 кг? Мне она тоже не нравится. Но других тяжеловесов у меня для вас пока нет.

5. На мой взгляд, вы слишком сужаете круг так называемых личностей. Для меня все, кто победил на Олимпийских играх или на чемпионате мира - полноценные личности, достойные уважения и внимания. Другие люди выигрывать такие соревнования просто не способны. Из действующих членов сборной это и Мавлет Батиров, и братья Сайтиевы, и Хаджимурат Гацалов, и Заур Ботаев, и Сажид Сажидов… Им есть, что сказать, они уже сейчас – пример для молодых спортсменов. Я не думаю, что у нас в вольной борьбе когда-нибудь возникнут проблемы с отсутствием ярких личностей.

Бувайсар Сайтиев, капитан сборной России по вольной борьбе, двукратный олимпийский чемпион, шестикратный чемпион мира, пятикратный чемпион Европы:

1. Говорить сейчас, что на Олимпийских играх в Пекине будет выступать тот же состав, что и на чемпионате Европы в Москве, - значит погрешить против истины. Некоторое время назад в развитии вольной борьбы в России действительно можно было усмотреть некоторый застой, но последнее время наш вид спорта бурно развивается. И в этом круговороте новых имен, разных турниров, побед и поражений невозможно что-либо предсказать и гарантировать. Примеры, как на Олимпиаду в Афины в последний момент прорвались Мавлет Батиров и Махач Муртазалиев стали уже классическими, прекрасно иллюстрирующими положение в сборной - мощный прогресс, жесткую конкуренцию, главенство реальной готовности над былыми заслугами. А вот еще похожий пример: весной прошлого года на первенстве России среди молодежи третьи места в весовых категориях до 55 и 84 кг заняли Залимхан Куцаев и Ширвани Мурадов, а спустя несколько месяцев они стали первыми на взрослом чемпионате России. Признаюсь: как спортсмен я боюсь сейчас за свое место в сборной. Однако как капитан национальной команды, как человек, небезразличный к судьбе вида спорта, радуюсь такому положению вещей. Отдельно хочу сказать о причине, которая привела к такой ситуации. Это, на мой взгляд, усилившиеся внимание президента России Владимира Владимировича Путина и, как следствие, государственных структур и большого бизнеса, к проблемам большого спорта. Гранты «Фонда поддержки олимпийцев России», которые по личной просьбе президента России учредили ведущие бизнесмены, являются очень хорошим стимулом для занятий спортом. Честно скажу: пять тысяч долларов, которые получаю я как олимпийский чемпион, для меня и моей семьи – очень хорошее подспорье.

2. Решая эту проблему, не надо изобретать велосипед… Соглашусь, сейчас в вольной борьбе в России доминируют Дагестан и Северная Осетия. Но славную историю в нашем виде спорта имеют многие другие республики и регионы – Якутия, Бурятия, Сибирь, Алтай, Южный федеральный округ… Там не нужно ничего создавать заново, насильно насаждать. Достаточно лишь дать толчок, направление для выхода из кризиса, стимул для развития, интерес для плодотворной работы… А сделать это очень просто – нужно возобновить практику проведения в регионах тренерских семинаров с участием наших сильнейших специалистов. В свое время много ездил по регионам мой тренер – Дмитрий Георгиевич Миндиашвили. Да и сейчас, несмотря на возраст и занятость в Красноярске, выезжает то в Якутск, то в Пермь, то в Улан-Удэ… Хотя по большому счету, это не его забота, а федерации. Впрочем, и федерация в вопросе возрождения вольной борьбы в регионах должна просить и даже требовать помощи от Олимпийского комитета России и Росспорта. После очередных Олимпийских игр все считают количество медалей, которые выиграли борцы. А в период между Олимпийскими играми предложить свою помощь почему-то стесняются… Хотя мне очевидно, что Россия не может доминировать в вольной борьбе вечно благодаря ресурсам только двух регионов, несмотря на фанатичную там популярность. Пока наша внутренняя проблема еще не переросла в масштабный кризис, нужно предпринимать реальные действия.

3. Мне эта практика санкционированного перехода, честно говоря, непонятна. И очень, очень не нравится. Получается, что наше государство на протяжение десятилетия и даже дольше вкладывает средства, знания, готовит вполне конкурентоспособных атлетов, которые потом переходят в другую страну – и работают на нее и против России. Да, наша федерация отпускает не первых номеров, а третьих, четвертых, пятых. Но лидеры сборной России все равно остаются пострадавшим. Причем, пострадавшим дважды. Во-первых, я и мои товарищи теряем очень качественных спарринг-партнеров на сборах. А во-вторых, получаем очень сильных соперников на соревнованиях, которые благодаря многолетней совместной работе знают все наши сильные и слабые стороны. Я еще понял бы, если бы федерация отпускала атлетов в Германию, Францию, страны Южной Америки, Африки… Тогда это можно было бы объяснить заботой о развитии борьбы в остальном мире. А ведь уходят в Армению, Грузию, Узбекистан, другие страны, которые хотят отнять у России лидерство в вольной борьбе. Я понимаю, у нас в каждой весовой категории есть минимум полдюжины очень классных борцов, которые потенциально способны выигрывать медали на крупнейших турнирах. Но право бороться на чемпионатах Европы, мира, Олимпийских играх получает только один. Однако здесь руководители федерации и сборной команды должны придумать некий механизм ротации, чтобы проверить свои силы могли многие спортсмены. А пока мы от этих санкционированных переходов, которые становятся все более массовыми, имеем только проблемы.

4. По моему мнению, Курамагомед Курамагомедов обладает очень большим потенциалом – как спортивным, так и человеческим. Не сомневаюсь, он хочет победить на Олимпийских играх. И, думаю, знает – как. Вопрос в том, что ему нужно помочь добиться этого блестящего результата. Причем, помощь от тренерского штаба и руководителей федерации должна исходить ненавязчиво, в качестве персональных советов или, наоборот, системного подхода. В том, что Курамагомедов до сих пор не определился с тренером, с которым он хочет работать, я вижу, прежде всего, недоработку уважаемых руководителей. В сборную России во вольной борьбе входят представители семи весовых категорий, но борцы супертяжелой категории требуют особого внимания. Сегодняшнее положение в ней требует более глубокого подхода, каких-то нестандартных решений. Возможно, активнее привлекать в работе с действующими спортсменами бывших, добившихся больших побед. Или создавать мобильные группы из 3-4 человек, которые будут работать в постоянном спарринге. У меня есть надежда, что к Играм в Пекине супертяжелая весовая категория у нас будет выглядеть очень серьезно. Я надеюсь, что реализует потенциал Курамегомедов. Что к нему подтянутся и создадут серьезную конкурентную Билял Махов и Алексей Воронин. Что успеют заявить о себе два молодых супертяжеловеса из красноярской школы Дмитрия Миндиашвили.

5. Я думаю, что из тех ребят, которые сейчас входят в основной состав сборной России, на роль бесспорного лидера может – и должен! – претендовать Хаджимурад Гацалов, чемпион мира и Олимпийских игр. Он грамотный, коммуникабельный, добрый человек – и способен сплотить вокруг себя коллектив. Не думаю, что я останусь бороться после Олимпиады в Пекине, поэтому такой человек в команде нужен, даже необходим. Не хочу поднимать негативные моменты… Но руководители федерации и представители тренерского штаба должны помочь Хаджимурату Гацалову или другому атлету занять позицию лидера, всячески его поддерживать. В спортсменах, которые добиваются великих успехов на ковре и пользуются авторитетом в команде, они вообще должны видеть в первую очередь партнеров и союзников, а не конкурентов.

Вопросы: Андрей Митьков, Евгений Слюсаренко




Гран-при Иван Ярыгин-2020
Борьбу в школу
Чемпион клуб
        ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПАРТНЁР         Партнёры
www.alrosa.ru     europe-tc.ru                        www.asics.ru